Вход

Новость подробнее

15 июля 2021 года Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление №36-П, принятое в соответствии со статьей 47.1 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»

15 июля 2021 года Конституционный Суд РФ напомнил о защищённости граждан-банкротов от бездействия финансовых управляющих.
Дело о проверке конституционности абзаца пятого пункта 6 статьи 21325 ФЗ  «О несостоятельности (банкротстве)» рассматривалось в связи с жалобой гражданина Павла Леонидовича Чепкасова. Постановление​  основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

История вопроса
В июне 2018 года ООО «ДорСервисПермь», в котором работал Павел Чепкасов, было объявлено несостоятельным, последовало конкурсное производство. П.Чепкасов, длительное время не получавший зарплату, также был признан банкротом. Он обратился в арбитражный суд с заявлением об устранении разногласий между ним и арбитражным управляющим должника и выплате ему около 1,85 млн. рублей. Суд указал, что трудовой спор не подлежит разрешению в арбитражном производстве, а подведомственен суду общей юрисдикции. Однако и там обращение заявителя не стали рассматривать по существу, сославшись на закон «О несостоятельности (банкротстве)», по которому с момента признания гражданина банкротом его имущественные дела ведет в суде только финансовый управляющий. Поскольку управляющий, по мнению П. Чепкасова, необоснованно бездействовал, заявитель оказался  лишенным возможности обратиться в суд за разрешением спора, связанного с невыплатой ему зарплаты. 

Позиция Суда
Возможность признанного банкротом гражданина самостоятельно обращаться в суд с исковыми требованиями о взыскании задолженности, в силу прямого указания закона не подлежащей включению в конкурсную массу (в частности, денежных средств, необходимых для существования гражданина и находящихся на его иждивении лиц), отвечает Конституции РФ. Иной подход чрезмерно ограничивал бы права такого гражданина - у финансового управляющего, как правило, отсутствует заинтересованность во взыскании в судебном порядке денежных средств, если это не способствует приращению конкурсной массы и удовлетворению требований кредиторов.
Отказ же финансового управляющего от обращения в суд за взысканием имущества, напротив, подлежащего включению в конкурсную массу, может быть обоснован только целями процедуры банкротства гражданина. При этом закон «О несостоятельности» предусматривает правовые механизмы, защищающие банкрота от неправомерного бездействия управляющего. На это указывает и ВС РФ в соответствующем постановлении Пленума.
Таким образом, если признанный банкротом гражданин полагает, что бездействие финансового управляющего по обращению в суд с иском о взыскании задолженности по зарплате нарушает его права, он может оспорить это в рамках обособленного спора в арбитражном суде. П.Чепкасов, как следует из его обращения, этим правом не воспользовался.
Кроме того, арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые были причинены в результате ненадлежащего исполнения им обязанностей. Данное положение также применимо и к ответственности финансового управляющего. Соответственно, гражданин-банкрот может требовать взыскания с управляющего задолженности по зарплате и процентов за задержку ее выплаты, если из-за его бездействия по обращению с соответствующим иском, незаконность которого была установлена судом, гражданин утратил возможность ее получить.
Оспариваемая норма, с учётом изложенных в мотивировочной части Постановления КС РФ разъяснений, Конституции РФ не противоречит. 

Пресс-служба Конституционного Суда РФ

 

 ​




© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2021
Настройки для людей с ослабленным зрением